Материалы » Стресс-тестирование » Что тестирует стресс-тест

Что тестирует стресс-тест

В последние годы  неотъемлемым элементом риск-менеджмента финансовых организаций, и в первую очередь банков и страховых компаний, является стресс-тестирование. Последние исследования МВФ показывают, что  в большинстве стран регуляторы финансовых рынков устанавливают требования по проведению стресс-тестов. В России на данный момент практика применения стресс-тестирования не столь широка, а предложения Банка России по этому вопросу носят рекомендательный характер. Вместе с тем тенденции развития рынка позволяют ожидать широкого распространения стресс-тестирования.
 
Стресс-тестирование – это общий термин, объединяющий группу методов оценки воздействия на финансовое положение организации неблагоприятных событий, определяемых как «исключительные, но возможные» – в английском варианте «exceptional but plausible».
 
Развитие стресс-тестирования стало ответом мирового финансового сообщества на повышение общего уровня рисков и серию крупных финансовых кризисов последних десятилетий. Регуляторы подхватили удачную инициативу. В 1996 г. в Дополнениях к Базельскому соглашению о достаточности капитала по рыночным рискам необходимая для покрытия рисков величина капитала была поставлена в зависимость от наличия системы стресс-тестирования, что также служит эффективным стимулом распространения данного инструмента.
 
На сегодняшний день стресс-тестирование является общепризнанно необходимой составляющей систем управления рисками, несмотря на свою, на первый взгляд, второстепенную роль. Такая ситуация объясняется вероятностным характером показателей, используемых при оценке и анализе рисков. Так, исходя из степени вероятности анализируемых событий, методы оценки рисков могут быть классифицированы как следующие категории:
  • Анализ вероятностно-неопределенных событий
    Многие методы оценки риска не предполагают оценки вероятности реализации сценариев, по которым оцениваются риски. Это характерно прежде всего для анализа чувствительности, оценивающего риск как результат стандартного (обычно – единичного) изменения рыночных показателей.
    Кроме того, некоторые используемые в качестве меры риска показатели, как, например, дюрация, открытая позиция, коэффициенты и др., изначально характеризуют риск без привязки к какому-либо сценарию
    При таком подходе невозможно дать вероятностно-определенную количественную оценку, которая позволила бы статистически определить необходимую величину капитала, резервов и др. Однако на качественном уровне многие результаты весьма эффективны при мониторинге и управлении рисками.
  • Анализ наиболее вероятных событий
    В рамках данной категории оценку риска обычно именуют «ожидаемым риском», что на уровне отдельного события может звучать парадоксально, однако является важнейшей статистической характеристикой позиции и основой для принятия многих управленческих решений.
  • Анализ умеренно-неблагоприятных событий
    К данной категории относится одна из наиболее распространенных в настоящее время группа оценок риска — Value At Risk, или VAR, — стоимость, подверженная риску. Величина потерь при умеренно неблагоприятном, т. е. возможном в рамках нормальной некризисной конъюнктуры сценарии именуется «неожиданным риском» и в  сочетании с упомянутым выше «ожидаемым риском» широко используется для ограничения принимаемого риска, определения величины необходимых резервов и т. д.
  • Анализ чрезвычайных событий — «исключительных, но возможных» — или стресс-тестирование
    Специфика этой категории отражена в названии ее основного объекта анализа – событий с низкой вероятностью и значительным воздействием (в английском варианте – low probability high impact, или LPHI events)[1]. Такие события сложно поддаются статистической оценке и прогнозированию, однако по своим последствиям не могут быть исключены из рассмотрения.
В свою очередь стресс-тестирование дополняет анализ «ожидаемых» и «неожиданных» рисков, являясь основой обеспечения устойчивости компании и кризис-менеджмента.
 
В современном риск-менеджменте распространены варианты как качественного рассмотрения результатов стресс-тестов в рамках комплекса инструментов управления рисками, так и интеграции стресс-составляющей в расчет величины капитала, необходимого для покрытия рисков. При этом стресс-тестирование уже является инструментом управления рисками, так как в этом процессе оценивается готовность компании к кризисной ситуации, выявляются ее слабые стороны, прорабатываются возможные стратегии поведения.
 
В рамках концепции «исключительных, но возможных» событий известны несколько групп сценариев, по которым, собственно, и осуществляется стресс-тестирование.
 
В отдельную группу выделены однофакторные сценарии, или так называемые тесты чувствительности (simple sensitivity test)[2]. Рассмотрение исключительного изменения одного фактора при сохранении неизменными прочих условий (т. е. падения валютного курса при сохранении уровня процентных ставок и котировок ценных бумаг) — достаточно абстрактное исследование, однако технически простое и наглядное, что определяет его практическое распространение...
 
В свою очередь многофакторные сценарии подразделяются на исторические, экспертные (т. е., по сути, гипотетические), статистические и сценарии максимальных потерь.
 
Исторические сценарии воспроизводят ранее реализовавшуюся кризисную ситуацию, проверяя на ее примере рискозащищенности компании.
 
Экспертные сценарии, соответственно, создаются на основе экспертных оценок, учитывающих как исторические кризисы, так и текущую конъюнктуру рынка, и позволяют акцентировать внимание на наиболее существенных для компании риск-факторах.
 
Статистические сценарии составлены на основе моделирования возможных значений риск-факторов. В данном случае доминируют вероятностно-определенные оценки, т. е. для последующего тестирования предлагаются сценарии с определенной вероятностью реализации, что позволяет интегрировать результаты стресс-теста в модели оценки необходимого капитала. Анализ исключительных событий требует особых технологий: если обычное распределение вероятностей достаточно хорошо описывает события, относящиеся к «телу» распределения, то для так называемых «хвостовых» областей применяют специальный инструментарий — теорию экстремальных значений (Extreme Value Theory, EVT).
 
Сценарии максимальных потерь рассматривают наименее благоприятное для компании сочетание риск-факторов. При проведении такого анализа важен не только и не столько сам результат, характеризующий запас прочности компании, сколько вырисовывающийся профиль рисков, который позволяет выделить наиболее существенные угрозы и принять необходимые меры предосторожности.
 
Вместе с тем сценарии могут быть классифицированы по группам рассматриваемых риск-факторов — внутренних и внешних по отношению к компании. Содержание как «внутренних», проверяющих бизнес-технологии, тестов, так и «внешних» тестов определяется преимущественно отраслевой принадлежностью компании. Так, по данным МВФ[3], для участников финансового рынка основными риск-факторами являются процентные ставки и курсы валют. Наиболее качественный анализ дают комплексные стресс-сценарии, сочетающие факторы финансовых рынков и макроэкономической конъюнктуры.
 
Необходимость акцентирования на риск-факторах финансового рынка, отмеченная Комитетом по проблемам мировой финансовой системы по итогам серии исследований практики стресс-тестирования (2001—2004 гг.), в определенной степени связана с технической простотой моделирования по сравнению с анализом кредитных позиций и сценариев кризиса ликвидности. При этом отмечается возможность использования широкого круга моделей, что, по сути, означает отсутствие единого стандартного подхода.
 
По данным этих исследований, практика стресс-тестирования существенно расширяется, к настоящему моменту привлекая различные категории участников финансовых рынков, в том числе банки, финансовые и страховые компании.
 
Процесс интеграции стресс-тестирования в системы риск-менеджмента идет по двум направляющим: «снизу вверх» — в результате осознания участниками рынка необходимости данного инструмента управления рисками, «сверху вниз» — по мере определения регуляторами требований и/или рекомендаций по стресс-тестам. Причем роль регуляторов крайне важна как при внедрении инструментария стресс-тестирования, так и для повышения его эффективности: централизованное определение стресс-сценариев делает тесты понятными внешним пользователям и сопоставимыми для различных участников рынка.
 
Так регулятор финансовых рынков Великобритании — ФСА[4]  в рамках ежегодно публикуемого обзора финансовых рисков при анализе рисков и угроз финансовой стабильности описывает несколько вариантов стресс-сценариев. В 2005 г.  были предложены сценарии значительного снижения цен на недвижимость, резкого падения курса доллара и существенного роста процентных ставок.
 
Банк России также ведет работу в этом направлении: опубликованы рекомендации по проведению стресс-тестирования, изучается практика российских банков, кроме того, Банк России  регулярно осуществляет стресс-анализ на уровне банковского сектора в целом (соответствующий раздел представлен в «Отчете о развитии банковского сектора и банковского надзора в 2004 г.»). Стресс-тестирование российского банковского сектора было проведено на основе данных отчетности 200 крупнейших банков, ранжированных по величине активов за период с 1 января 1998 г. по 1 января 2005 г. Оценка возможных потерь капитала крупных банков была проведена на основе экспертного сценария, предусматривающего:
  • увеличение доли «плохих ссуд» в кредитном портфеле банков и невозвратов кредитов;
  • обесценение высоколиквидных активов, в том числе торгового портфеля ценных бумаг, потери банков, имеющих «короткую» валютную позицию;
  • отток вкладов населения.
Таким образом стрессовый сценарий развития событий предполагал воздействие роста кредитного и рыночного рисков, а также риска потери ликвидности. Количественные оценки совокупных потерь капитала банков в соответствии с различными вариантами сценариев составили от 1,4 до 2,7% ВВП (1,3 и 2,2% годом ранее).
 
В качестве причины повышения степени уязвимости российского банковского сектора названо увеличение масштабов банковского бизнеса, сопровождавшееся увеличением кредитного риска. Была также произведена оценка потенциальных потерь в случае кризиса на рынке недвижимости: в этом случае банки могут дополнительно потерять до 11% своего капитала.
 
Для ведущих российских банков стресс-тестирование —  распространенная практика. Конечно, подходы сильно варьируются — от формальных расчетов, позволяющих поставить «галочку» в описании систем риск-менеджмента, до реального анализа, применяемого при принятии управленческих решений.
 
Так же как и в международной практике, сценарии преимущественно затрагивают финансовый сектор: колебания валютных курсов, котировок ценных бумаг, процентных ставок. В качестве отдельной категории риск-факторов необходимо отметить цены на нефть, нередко замещающие весь комплекс макроэкономических факторов. Реальный сектор чаще всего представлен в  виде экспертных оценок вероятности дефолта по категориям заемщиков. Также в виде экспертных оценок могут учитываться возможные изменения клиентской базы:  отток клиентов, досрочное изъятие вкладов и т. п.
 
Несмотря на сложность современных банковских технологий, представители российского банковского сектора мало используют «внутренние» стресс-тесты.  Как по сравнению с финансовыми и кредитными рисками внедрение процедур управления операционными рисками находится на «догоняющей» позиции, так и стресс-тестирование по данному направлению развито незначительно.
 
При этом очевидная целесообразность комплексного подхода к стресс-тестам должна способствовать формированию единого подхода к управлению различными рисками, ведь в кризисной ситуации одновременно реализуются и взаимно усиливаются разнородные риски: скачки валютных курсов и котировок совпадают с кризисом межбанковского рынка, задержками платежей по корпоративным кредитам и массовым изъятием клиентских ресурсов, что создает экстремальную нагрузку на операционные системы банка...
 
В целом можно констатировать недостаточную стандартизацию подходов к стресс-тестированию.
Так, на современном этапе оценки «ожидаемых» и «неожиданных» рисков настолько стандартизированы, что специалисты по анализу рисков различных организаций и стран как бы говорят на одном языке. Существуют общепринятые подходы в отношении не только технологий расчетов, но и формирования сценариев. В результате в большинстве случаев качественные и даже количественные результаты анализа рисков сопоставимы:  их можно сравнивать, складывать и т. п.
 
В настоящее время процедуры и результаты стресс-тестов еще  достаточно субъективные. Тем не менее процесс выработки отраслевых стандартов уже идет, как это происходило и в отношении других инструментов риск-менеджмента, параллельно "сверху вниз" от регуляторов, и "снизу вверх" от профессионального сообщества участников рынка. В ближайшие годы следует ожидать активного развития теории, технологий и практики анализа чрезвычайных рисков.
 


[1] Выделение данной категории событий, как следует из названия, основано на двухфакторной классификации — по частоте и последствиям рисковых событий. Если события с высокой частотой достаточно хорошо поддаются статистическому анализу (что в приведенной классификации рисков соответствует наиболее вероятным и умеренно-неблагоприятным событиям), а события с незначительными последствиями не являются принципиальными с точки зрения анализа рисков, то анализ рисков по LPHI-событиям одновременно важен и сложен.
[2] Тесты чувствительности, несмотря на близкое название (как в русском, так и в английском вариантах) принципиально отличаются от анализа чувствительности, рассматривающего стандартные (обычно - единичные) изменения одного или группы факторов.
[3] Аналитический материал МВФ —  Stress Testing Financial Systems: What to Do When the Governor Calls.
[4] FSA — Financial Services Authority.


< Назад