Материалы » Страхование » Банковское страхование: сотрудничество и конкуренция

Банковское страхование: сотрудничество и конкуренция

Теме банковского страхования посвящено множество публикаций в российской литературе. Многие из них были откликами на популярную тему финансовых супермаркетов (bancassurance) или на всплеск интереса к страхованию криминальных рисков (ВВВ).
 
Поскольку сотрудничество с финансовыми институтами у многих страховщиков по-прежнему является одним из приоритетов, казалось бы, трудно сказать что-то новое на эту тему. Однако возьмем на себя смелость взглянуть на проблему немного под другим углом: в свете тех процессов, которые протекают в банковском сообществе и тех новых направлений развития, которые выбрали для себя страховщики.
 
 
Страхование операционных рисков банка
 
Тема операционных рисков очень актуальна в банковском сообществе. Отчасти это связано с принятием в 2004 г. новой редакции Соглашения о достаточности капитала Базель-II. Создание систем управления операционными рисками представляет сейчас для банков весьма непростую задачу, которую предстоит решать в ближайшие 2-3 года.
 
Также сегодня банкам предлагается множество видов страхования, ориентированных как раз на защиту от операционных рисков - рисков потерь, вызванных неадекватными, неэффективными или ошибочными процессами, действиями персонала или систем, а также внешними факторами. Эта тема могла бы стать основой для активизации сотрудничества между страховщиками и банкирами, однако роль страхования в управлении операционными рисками до сих пор до конца не выяснена.
 
При совмещении покрытия по распространенным видам страхования и общепринятой классификации банковских операционных рисков получается следующая таблица.
 
 Соотношение страховых покрытий и операционных рисков в классификации Базельского комитета по банковскому надзору
Классификация типов событий
– уровень 1
Классификация типов событий
– уровень 2
PD
EL
CIT
BBB
ECC
FIPI
UT
EPL
DO
Внутреннее мошенничество
Убытки, связанные с мошенническими действиями, хищением имущества или умышленными нарушениями/попытками нарушения законов, нормативных актов, внутренних инструкций, которые совершены при участии сотрудников
1. Несанкционированная деятельность, связанная с превышением лимитов, совершением операций с превышением или в отсутствие полномочий, преднамеренной неверной оценкой позиций
 
 
 
 
 
 
+
 
 
2. Хищения, мошенничество, действия по преднамеренному нанесению ущерба организации
 
 
 
+
 
 
 
 
 
Внешнее мошенничество
Убытки, связанные с мошенническими действиями, хищением имущества или умышленными нарушениями/попытками нарушения законов или нормативных актов, которые совершены третьими лицами
1. Хищения и мошенничество
 
 
+/-
+
 
 
 
 
 
2. Нарушение безопасности технологических (информационных) систем, включая риски взлома и утраты информации
 
 
 
 
+
 
 
 
 
Трудовое законодательство и охрана труда
Убытки, связанные с нарушениями трудового законодательства, включая законодательство об охране труда, трудовых соглашений, а также связанные с причинением вреда жизни и здоровью сотрудников, либо различными формами дискриминации
1. Трудовые споры, связанные с вопросами материального вознаграждения, приема и увольнения сотрудников
 
 
 
 
 
 
 
+
+
2. Ненадлежащие условия работы, в том числе нарушение норм охраны труда, причинение вреда жизни и здоровью сотрудников и третьих лиц, включая профессиональные заболевания
 
 
+
 
 
 
 
 
 
3. Дискриминация
 
 
 
 
 
 
 
+
+
Клиенты, продукты и деловая практика
Убытки, вызванные непреднамеренными или неосторожными действиями, которые привели к невыполнению профессиональных обязательств перед клиентами, либо же вызванные недостатками в продуктах/предоставляемых услугах
1. Невыполнение требований по раскрытию информации, предъявление претензий со стороны клиентов и третьих лиц в связи с оказываемыми услугами
 
 
 
 
 
+
 
 
 
2. Ненадлежащая деловая практика, связанная с нарушением антимонопольного законодательства, законодательства, регулирующего рынок ценных бумаг, а также законодательства о противодействии отмыванию средств, полученных преступным путем
 
 
 
 
 
+
 
 
 
3. Недостатки продуктов/услуг, связанные с ошибками, допущенными при их разработке
 
 
 
 
 
+/-
 
 
+/-
4. Неверная оценка клиента или определение лимитов на клиента
 
 
 
 
 
 
 
 
 
5. Споры, возникшие в связи с консультационной деятельностью
 
 
 
 
 
+/-
 
 
 
Причинение ущерба материальным активам
Убытки, связанные с утратой или нанесением ущерба материальным активам вследствие стихийных бедствий или других внешних событий
Стихийные бедствия, потеря сотрудников по внешним причинам, включая терроризм
+/-
 
+/-
 
 
 
 
 
 
Приостановка бизнеса и отказы систем
Убытки, вызванные приостановкой работы или отказами систем
Отказы внутренних технологических систем, включая компьютерные и телекоммуникационные системы, системы энерго-, теплоснабжения  и пр.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Исполнение и обработка операций, управление процессами
Убытки, вызванные сбоями и ошибками при обработке операций или управлении процессами
1. Сбои и ошибки при обработке транзакций, включая ошибки при вводе и/или обработке данных, неверную интерпретацию инструкций или несоблюдение сроков обработки транзакций/исполнения условий сделок
 
 
 
 
 
+/-
 
 
 
2. Мониторинг и отчетность, включая нарушение требований по срокам, объемам подачи обязательной отчетности или ошибки в отчетности
 
 
 
 
 
 
 
 
+/-
3. Ошибки и недочеты при подготовке клиентской документации
 
 
 
 
 
+/-
 
 
 
4. Ошибки при ведении клиентских счетов, в том числе ошибки в записях по клиентским счетам, открытие доступа к счетам неуполномоченным лицам, уничтожение или повреждение клиентского имущества/активов
 
 
 
 
 
+/-
 
 
 
5. Убытки, связанные с невыполнением обязательств со стороны внешних контрагентов по торговым сделкам (депозитариев, регистраторов, торговых систем и пр.)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
6. Убытки. связанные с поставщиками и подрядчиками, выполняющими аутсорсинговые и другие функции
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Условные обозначения:
+  в основном покрывается;
+/-  может покрываться частично в зависимости от конкретной ситуации
 
PD – страхование имущества (property damage);
EL – ответственность работодателя (employers liability);
CIT – страхование инкассации (cash in transit);
BBB – страхование от преступлений (banker's blanket bond);
ECC – страхование от компьютерных преступлений (electronic & computer crime);
FIPI – страхование профессиональной ответственности финансового института (financial institution professional indemnity);
UT – страхование несанкционированной торговли (unauthorized trading);
EPL  - страхование ответственности по трудовым спорам (employment practices liability) – иногда является частью страхования ответственности директоров;
DO – страхование ответственности директоров (directors' and officers' liability).
 
 В банковской практике применяются, конечно, и другие виды страхования, например, страхование общей гражданской ответственности или страхование эмитентов пластиковых карт, однако они не привносят ничего нового  в таблицу.
 
Как можно увидеть, степень покрытия страховыми продуктами операционных рисков банков недостаточна. Остается много рисков, которые могут быть застрахованы частично или по которым нет страховых продуктов вообще. И даже там, где стоит значок "+", страхование не всегда может обеспечить 100%-ную защиту, хотя бы из-за наличия в каждом страховом продукте множества исключений. Другими словами, потенциал как для создания новых видов страхования, так и для совершенствования уже существующих достаточно велик.
 
Следует сказать, однако, что рынок банковского страхования очень консервативен. В части страхования операционных рисков банков за последние 10 лет на международном рынке появился, пожалуй, только один новый страховой продукт  - страхование несанкционированной торговли - unauthorized trading insurance. Он стал своеобразным откликом страхового сообщества на крах известного английского банка Бэрингс в 1996 году. Данный страховой продукт был рассчитан в точности на подобные случаи - ситуации, когда трейдеры торгуют с превышением лимитов или в нарушении внутренних инструкций, нанося тем самым серьезный ущерб своему банку. При этом предполагается, что в действиях трейдеров нет состава преступления, иначе риск попал бы под покрытие полиса ВВВ.
 
Как правило, полисы страхования несанкционированной торговли предполагают существенный объем покрытия  - лимиты от нескольких десятков до нескольких сотен миллионов долларов - со столь же значительными франшизами - до нескольких десятков миллионов долларов. Естественно, стоимость таких полисов также весьма внушительна.
 
Возможно, именно поэтому этот новый страховой продукт до сих пор не получил распространения среди российских банков, да и зарубежные полисы такого рода весьма немногочисленны. Вместе с тем иногда и существующие страховые продукты используются банками не в полной мере. Например, страхование профессиональной ответственности финансового института - вид страхования, который в таблице закрыл наибольшее число клеток, т.е. может рассматриваться как потенциально наиболее полезный - в России применяется преимущественно на фондовом рынке, да и то как следствие  ранее существовавших требований саморегулируемых организаций участников рынка.
 
Другой яркий пример - комплексное страхование от преступлений, включающее в себя страхование ВВВ и страхование от электронных и компьютерных преступлений. По состоянию на начало 2005 г. по нему в нашей стране застраховано порядка 20 банков.
 
Распространено мнение, что продукт ВВВ запредельно дорог и не всегда выгоден банку, что недалеко от истины. Но, как ни странно, приводя этот довод, редко кто из банков серьезно задумывается об экономической целесообразности приобретения полиса ВВВ и проводит в связи с этим какие-либо расчеты.
 
Представляется, что вопрос в том, как правильно структурировать страховую защиту, чтобы обеспечить экономическую эффективность страхования. А сэкономить есть где. Например, по наблюдениям зарубежных страховых практиков, в крупном банке убыток, подпадающий под покрытие ВВВ + компьютерные преступления, случается примерно раз в 3 года. Сейчас, когда российская история страхования ВВВ насчитывает уже без малого 8 лет, можно утверждать, что эти выводы очень похожи на правду. Убытки российских банков, связанные с мошенничеством, исчисляются в сотнях тысячах и миллионах долларов по каждому случаю, однако информация по ним редко становится всеобщим достоянием.
 
Соответственно, если убыток происходит раз в 3 года, то фактически он ежегодно включается в стоимость страхования в размере как минимум 1/3 плюс все нагрузки страховщика. Цифры, конечно, условные, но логика именно такая. Отсюда и высокие премии, которые банки платят за данное страхование, особенно с учетом того, что российские банки почему-то очень любят низкие франшизы. А ведь международная практика говорит: страхование наиболее экономически эффективно там, где убытки происходят не часто, но связаны с существенным ущербом.
 
Возможно, более высокие лимиты по страховым полисам в сочетании с большими франшизами и комплексом превентивных мер позволили бы значительно сэкономить на управлении рисками мошенничества.
 
На практике проверено, что страхование может служить очень эффективным инструментом управления рисками. При условии, конечно, что оно используется по назначению и в соответствии с принципами, которые международный рынок выработал на протяжении многих десятилетий.
 
Наверное, трудно ожидать, что страхование в ближайшее время обеспечит покрытие всех банковских операционных рисков. Однако по мере того, как инфраструктура управления рисками в банковской сфере будет становиться все совершенней, банки смогут более четко формулировать свои потребности и осознанно использовать механизмы страхования в системах управления рисками. Но и страховщикам также предстоит в большей степени адаптировать свои продукты к потребностям банков, чтобы разговаривать с банкирами на одном языке – языке операционных рисков.
 
Кроме того, от решения вопроса, насколько успешно удастся встроить существующие страховые продукты в систему расчета капитала банков, который они в скором времени должны будут резервировать под операционные риски, будет зависеть востребованность многих страховых продуктов. Но ответить на него сейчас сложно.
 
 
Страхование при операциях кредитования, или Банки как проводники страховых технологий
 
Традиционное страхование предмета залога. Вряд ли можно найти сейчас в России страховую компанию, которая бы не сталкивалась со страхованием банковских залогов. Эта практика прочно укоренилась на рынке. Более того, она способствует развитию добровольного страхования. Добровольное страхование, как это часто бывает в России, приходит через обязательное или псевдообязательное – "обязаловка" заканчивается, а привычка страховаться остается.
 
Вместе с тем мы пока еще отстаем от развитых стран по широте страховой защиты операций кредитования и перечню используемых продуктов. Как правило, у нас все заканчивается страхованием залога от пожара, стихийных бедствий, залива и кражи с проникновением.
 
В Европе и США практика несколько иная – все заемщики, как правило, страхуют свое имущество и свои профессиональные риски. И тогда задача банка - оценить качество и адекватность страховой защиты заемщика. И, как правило, такая оценка исходит из более широких критериев, чем просто наличие страхования имущества.
 
К примеру, важным фактором, повышающим устойчивость предприятия, служит страхование от перерыва в коммерческой деятельности. При наступлении страхового случая базовое страхование имущества даст возможность рассчитаться с банком, однако судьба самого заемщика остается неясной, поскольку после погашения обязательств перед банком средств на восстановление собственной деятельности у него не будет. Разумный же банк заинтересован в том, чтобы при наступлении страхового случая заемщик смог не только рассчитаться по кредиту, но и продолжать свою деятельность, оставаясь клиентом банка в течение многих лет. Хочется надеяться, что когда-нибудь такой подход к работе с заемщиками будет преобладать и в России.
 
Еще одним достаточно распространенным страховым продуктом, который применяется при кредитовании и финансировании инвестиционных проектов является страхование жизни ключевых персон – руководителя и финансового директора проекта, от которых зависит успешность будущего предприятия. С сожалением приходится отмечать, что в России практика такого страхования также пока отсутствует.
 
Российский рынок страхования залогов, исчисляемый десятками, а то и сотнями миллионов долларов, крайне привлекательный объект предпринимательской деятельности как для страховщиков, так и для банков, которые часто дополнительно зарабатывают на комиссиях и на размещении у себя резервов аккредитованных страховщиков. Вместе с тем бывают случаи, когда страхование рассматривается банками в качестве дополнительной нагрузки, формирующей общую цену кредитного продукта. Сразу возникает желание снизить долю страховой составляющей и тем самым чуть поднять для себя доход от операций кредитования.
 
Уже появляется практика, когда российские банки перестают требовать от заемщиков страхование предмета залога или отменяют эти требования в обмен на определенную дополнительную плату. В этом случае банк берет на себя дополнительные риски, связанные с возможной утратой предмета залога, в ряде случаев осуществляя функции, аналогичные функциям страховой компании.
 
Если же обратиться к западной практике, то окажется, что, действительно, в данном случае банк самостоятельно сделал некий аналог страхового продукта, уже известного на международном рынке. Это дополнительное страхование залогов - mortgage impairment insurance (точность перевода пока оставляет желать лучшего).
 
Это сравнительно молодой вид страхования, который только набирает обороты на наиболее передовом страховом рынке – в США и еще слабо представлен в Европе. Это дополнительный уровень защиты по отношению к базовому страхованию предмета залога, который действует, если не удается получить возмещение по основному полису. Такое страхование используется в следующих случаях:
  • заемщик по каким-либо причинам не застраховал залог в соответствии с требованиями банка;
  • заложенное имущество утрачено в результате события, которое не могло быть застраховано заемщиком по традиционному страховому полису;
  • страховая компания, где застрахован заемщик, отказывает в выплате возмещения по причине представления заемщиком неверной информации при заключении договора, мошенничества заемщика, несвоевременной оплаты премии и т.п.;
  • страховая компания, где заемщик застраховал свои риски в пользу банка, не выплачивает возмещение из-за несостоятельности или по другим причинам.
Фактически, такой страховой продукт еще не используется нашими страховщиками, но уже самостоятельно реализован банками с использованием "подручных" банковских технологий. Хочется надеяться, что это подкреплено серьезными расчетами. В противном случае банк просто столкнется с классической ситуацией, которую страховщики называют "антиселекцией рисков", – когда незастрахованными у банка окажутся лишь плохо защищенные риски или объекты, априори связанные с повышенной опасностью, по которым тарифы у страховых компаний слишком высоки. Страховщики же будут страховать только хорошо защищенные риски, по которым они могут предложить конкурентоспособные тарифы, делающие идею полноценного обслуживания в страховой компании привлекательной для заемщика.
 
К слову, подобная подмена ролей, когда банки берут на себя страховые функции, а страховщики страхуют риски, всегда относившиеся к компетенции банков, случается не только у нас. Пример тому - страхование потери доходов физических лиц при розничном кредитовании (payment protection insurance). Этот вид страхования включает в себя страхование жизни заемщика, а также потери им работы. Широко распространенный на Западе, он применяется в различных розничных кредитных продуктах: автокредитование, ипотечное кредитование, кредитование на потребительские цели, пластиковые карточки. Фактически, это аналог кредитного страхования, только с рядом ограничений: как правило, выплаты по факту потери работы составляют не более 1 года, существуют временные периоды, прежде чем страховая компания начинает платить, и т.п.
 
С одной стороны, покрытие здесь менее широкое: в частности, самым большим "острым углом" является временное ограничение ответственности по риску потери работы. С другой стороны, этот вид лишен некоторых недостатков чистого кредитного страхования. В частности, здесь меньше риски антиселекции, меньше влияние системных, общеэкономических кризисов на страховую компанию. Страховой компании не надо выступать в качестве агента по "выбиванию" долгов, что может нанести вред ее репутации.
 
В США дискуссия о том, что это такое – страховой продукт или часть банковского – продолжается уже очень давно, с 1917 г., когда компания Morris Plan Insurance Society выдала первые полисы страхования жизни заемщика банка. Практически одновременно с этим банк, один из клиентов этой компании, ввел альтернативную услугу, прописав в кредитном договоре, что в случае смерти заемщика долг списывается. За эту оговорку банк брал с клиентов деньги. Как только регулирующие органы обнаружили эту новую банковскую услугу, начался спор о том, можно ли отнести ее к банковским продуктам. Спор продолжался длительное время и проходил с переменным успехом, пока в 1986 г. суд не вынес решение в пользу банков: им разрешено было предлагать заемщикам дополнительную услуг в виде псевдострахования – оговорки, предусматривающей приостановку платежей по кредиту в случае потери заемщиком работы и списание долга в случае смерти или инвалидности заемщика.
 
Сейчас в США это преимущественно банковский продукт. В Европе же, наоборот, это поле деятельности для страховых компаний и активно развивающийся вид страхования.
 
Существует и противоположная тенденция, когда страховые компании все активнее берут на себя кредитные и инвестиционные риски и вторгаются в области, традиционно считавшиеся вотчиной банков. И речь не только о том, что данные компании все активней начинают предлагать предприятиям кредитное страхование, позволяя им при коммерческом кредитовании своих клиентов обойтись без помощи банков.
 
Сказанное касается, например, и страхования первоначальных взносов по ипотечному кредитованию - mortgage indemnity guarantee в Европе или private mortgage insurance в США. Такое страхование возникло в США в 50-х г. прошлого века в результате исследований, которые показали, что риски банков по заемщикам с долей участия в финансировании своего жилья менее 20% гораздо выше обычных. Однако, снизив первоначальный взнос, банки могли бы значительно расширить клиентскую базу, и, тем самым дать возможность более широкому кругу людей купить достойное жилье. Ведь если у заемщика есть 15 000 долл. накоплений, то с первоначальным взносом в 20% он может купить дом стоимостью 75 000 долларов, с первоначальным же взносом 5% - сразу дом стоимостью аж 300 000. Разница ощутима, но и риски велики.
 
В данном случае дополнительным уровнем защиты для банков стало страхование, которое вначале существовало в виде государственных гарантий по государственным же ипотечным программам, а затем приобрело широкое распространение у коммерческих страховщиков. Страхование взяло на себя ответственность в размере этого первоначального взноса, т.е. до 20% от стоимости объекта недвижимости.
 
Может показаться, что это аналог кредитного страхования. Но это не совсем так, поскольку страховая компания начинает платить только тогда, когда объект недвижимости, после обращения на него взыскания, невозможно продать по цене, позволяющей бы компенсировать задолженность заемщика перед банком. Соответственно, сумма возмещения определяется в размере разницы между продажной ценой недвижимости и суммой задолженности.
Таким образом, страхование покрывает не кредитный риск как таковой, а скорее, одновременное сочетание двух основных рисков: неплатежеспособность заемщика и падение цен на недвижимость. Очевидно, что страховые компании здесь берут на себя часть банковских функций, страхуя кредитные и рыночные риски. Кроме того, поскольку обе составляющие тесно связаны с общеэкономической ситуацией, речь идет о страховании системных рисков, на что страховщики обычно идут не очень охотно.
 
У нас такое страхование предусмотрено новой редакцией ФЗ "Об ипотеке", однако реализуется оно как страхование ответственности заемщика за невыполнение обязательств по договору ипотечного кредитования. Вероятно, это было сделано, чтобы решить техническую проблему переноса бремени расходов по оплате страховых премий с банков на заемщиков. О преимуществах и недостатках такого подхода говорить не будем, так как вопрос заслуживает отдельного рассмотрения.
 
Еще более яркая ситуация складывается с так называемым страхованием остаточной стоимости – residual value insurance, которое в явной форме предполагает страхование объекта залога или лизинга от падения его стоимости. В этом случае страховая компания возмещает кредитору/лизингодателю убытки в случае, если страховая сумма в отношении имущества (фактически, его оценка на начало периода страхования) оказывается выше рыночной стоимости этого имущества на момент окончания договора страхования или другую, обусловленную договором страхования, дату.
 
Пока оно не получило широкого распространения в Европе и применяется преимущественно в США для защиты крупных лизинговых проектов, в частности, в авиационной промышленности. Тем не менее, популярность страхования остаточной стоимости растет. Помимо своей основной функции – компенсации потерь, оно имеет ряд других преимуществ, позволяя получить налоговые льготы по ряду операций, снизить обязательные резервы, формируемые банками и лизинговыми компаниями, и т.д.
 
 
Автор не ставил своей целью проанализировать все страховые продукты, так или иначе связанные с банками, и намеренно оставил за рамками статьи вопросы секьюритизации рисков: выпуска катастрофических облигаций, опционов, contingent surplus notes и прочие способы альтернативной передачи рисков, где взаимодействие финансовых рынков и страховщиков уже достигло беспрецедентного уровня.
 
Однако даже в обычных, казалось бы, продуктах наблюдается постепенное сращивание страховых и банковских технологий. Иногда оно выливается в конкурентную борьбу за одни и те же риски и клиентские группы, иногда – во взаимодополняющие продукты. Одно очевидно – процесс будет продолжаться.


< Назад