Материалы » Операционные риски » Операционные риски в материалах Базельского комитета по банковскому надзору

Операционные риски в материалах Базельского комитета по банковскому надзору

Последние десятилетия в мировом банковском сообществе достаточно остро обозначилась проблема операционных рисков. Эта тенденция нашла отражение и в материалах Базельского комитета по банковскому надзору (далее – Комитета), видящего своей целью внедрение отраслевых стандартов, обеспечивающих адекватную оценку банковских рисков и их покрытие капиталом. Если Базельское соглашение о достаточности капитала 1988 года (однозначно ставило акцент на кредитном риске, и дополнение к нему 1996 года включало рыночные риски, то Базель-II (т.е. обновленная версия соглашения о достаточности капитала, предложенная к обсуждению в 2001 г. и утвержденная в 2004г.) уже рассматривает 3 основных вида рисков: кредитные, операционные и рыночные. Параллельно в 2001-2003 гг. выходит ряд публикаций рекомендательного характера по управлению операционным риском, более детализированные и жесткие по сравнению с итоговым вариантом Базель-II.
 
Подход Базельского комитета
 
Методологические и организационные положения Базельского комитета основаны на изучении практики банков в отношении управления и оценки операционных рисков.
 
При том, что проблематика управления и оценки операционных рисков разрабатывалась и ранее Комитет видит свой вклад как определение единых отраслевых стандартов, обеспечивающих оценку операционных рисков, сопоставимую с существующими мерами кредитных и операционных рисков. Соответственно, следующим логическим шагом становится включение операционных рисков в систему требований о достаточности капитала.
 
Определение операционных рисков
 
Комитет предлагает определение операционного риска как риска потерь, ставших результатом неадекватных или неэффективных внутренних процессов, действий людей и технических систем или внешних событий.
 
Несмотря на то, что определение не идеально, поскольку оставляет много вопросов и о содержании каждого пункта, и о соотношении операционных рисков с другими видами рисков, оно может служить единой базой для построения методологии анализа и управления рисками.
 
По собственной оценке Комитета, его трактовка операционных рисков включает юридический риск (в т.ч. риск штрафов, взысканий со стороны надзорных органов, а также риски по коммерческим договорным отношениям), но не охватывает стратегический риск и риск потери репутации.
Кроме того, Комитет признает наличие в рыночной практике различных трактовок понятия операционных рисков, и предлагает рассматривать свое определение в качестве базового для выработки банками и регуляторами собственных более четких определений, с учетом специфики их профиля рисков и систем риск-менеджмента.
 
В качестве возможных последствий реализации операционных рисков Комитет выделяет следующие типы событий:
  • внутренние мошенничества;
  • внешние мошенничества;
  • ошибки персонала;
  • сбои в реализации бизнес-процессов и обслуживании клиентов;
  • физический ущерб активам;
  • сбои информационных систем;
  • нарушение процессов обработки и хранения данных.
Как и определение Базельского комитета, данная классификация во многих источниках принимается за основу для систематизации операционных рисков.
 
Базель-II про операционные риски
 
Соглашение предусматривает три альтернативных метода исчисления операционного риска в порядке нарастающей сложности и чувствительности к риску:
1)      подход базовых показателей (basic indicator approach, BIA);
2)      стандартизированный подход (standardised approach);
3)      подходы усовершенствованного исчисления (advanced measurement approaches, AMA).
Как и в отношении кредитного риска, выбор подхода оставляется на усмотрение банка, причем, при выполнении определенных условий, допускаются комбинированные варианты. Для стандартизированного подхода и подхода усовершенствованного исчисления Соглашением установлены квалификационные критерии (т.е. минимальные требования, при соответствии которым системы управления операционными рисками внутренняя оценка риска может быть признана адекватной). При этом переход к более простому подходу без согласия надзорного органа запрещён.
Банкам, активно участвующим в международных операциях, а также банкам со значительным уровнем операционного риска (в т.ч. в силу специфики деятельности, как например для специализированных на процессинге банков) рекомендуется применять более сложный вариант, чем подход базовых показателей.
 
Банки, использующие подход базовых показателей, должны располагать достаточным капиталом в размере 15% от годовой валовой прибыли (принимаемой по среднему арифметическому из положительных значений за последние три года).
В рамках стандартизированного подхода требования к капиталу рассматриваются по аналогичной, но более детализированной схеме. Банковская деятельность делится на 8 бизнес-составляющих, по каждой из которых отдельно определяется годовая валовая прибыль (также по среднему арифметическому из положительных значений за последние три года), которая умножается на  следующие коэффициенты покрытия капиталом:
 
Корпоративные финансы
18%
Торговые операции
18%
Розничный банковский бизнес
12%
Коммерческое кредитование
15%
Платежи и расчёты
18%
Агентские услуги
15%
Управление активами
12%
Розничные брокерские операции
12%
 
По усмотрению банков (и согласованию с надзорными органами) предлагается также альтернативный стандартизированный подход (alternative standardised approach, ASA) при котором для операций розничного и коммерческого кредитования при оценке необходимого капитала показатель валовой прибыли заменяется величиной кредитного портфеля (без сальдирования резервов и взвешивания по рискам, по среднему значению за 3 года), умноженной на 0,035.
В рамках подходов усовершенствованного исчисления размер необходимого капитала равен величине риска, выведенной банковской внутренней системой оценки операционного риска на основе комбинации количественных и качественных критериев.
Соглашение также устанавливает квалификационные критерии применения стандартизированного подхода и подходов усовершенствованного исчисления, по сути, удостоверяющие, что система управления операционными рисками, система управленческой информации и применяемые внутренние модели оценки операционных рисков адекватны выбранному методу оценки рисков и, соответственно, определения достаточности капитала.
 
Предшествующие публикации Базельского комитета по операционным рискам
 
Серия публикаций 2001-2003гг. по своей форме может быть разделена на
   □    Принципы, т.е. наборы положений, реализация которых рассматривается как критерий надежности системы управления операционными рисками, и
   □    консультационные материалы, содержащие методологические рекомендации по формированию системы управления операционными рисками.
 
Принципы охватывают организационные и методологические аспекты управления операционными рисками, а также роль в этом процессе регуляторов и раскрытия информации.
 
В части методов выявления и анализа операционных рисков в последней редакции (февраль 2003 года) выделяются:
  □   внутренняя оценка рисков (Self- or Risk Assessment) на основе анализа потенциальной подверженности угрозам операционных рисков;
  □   составление карт рисков (Risk Mapping), позволяющее выявить и скорректировать слабые места бизнес-процессов и процедур;
  □   определение индикаторов риска (Risk Indicators) и анализ их динамики;
  □   измерение рисков на основе внутренних моделей с использованием исторических данных по убыткам, сценарного моделирования и т.п.
 
В части методологии, консультационные материалы 2001 года рассматривали более широкий круг моделей, чем Базель-II.
 
Последний, по сути, детализировано рассматривает 2 варианта аналитических подходов - стандартизированный и базовых индикаторов. В соответствии с общей идеологией аналитического метода в обоих случаях предполагается, что уровень риска зависит от двух факторов:
  □   с одной стороны, от некого индикатора, характеризующего объем операций, т.е. операционного дохода либо величины портфеля;
  □   с другой стороны, от отраслевой статистики убыточности, выраженной в установленных регулятором коэффициентах.
В этом случае априори не учитывается ни специфика деятельности конкретного банка, ни качество управления рисками в банке.
 
Синтетический подход к оценке операционных рисков, напротив, предполагает, что уровень риска банк может оценить на основе анализа информации, собираемой на уровне бизнес- и функциональных подразделений. Данная информация может собираться совершенно различными способами и иметь самые разнообразные формы: от ретроспективных баз данных по убыткам до экспертных оценок уровня защищенности бизнес-процессов и систем.
Разновидностью синтетического подхода является подход внутренней оценки (internal measurement approach), предложенный Базельским комитетом в январе 2001 года в качестве третьего варианта оценки операционного риска. Данная методика, в определенной степени, аналогична стандартизированному подходу, когда весь бизнес банка делится на 8 направлений, и для каждого из них регулирующим органом устанавливаются специальные коэффициенты риска. Отличие от стандартизированного подхода заключается в том, что уровень риска определяется с учетом коэффициентов, отражающих вероятность наступления убытка и его возможный размер, которые банк рассчитывает самостоятельно исходя из внутренней статистики операционных потерь.
 
Однако позднее (в сентябре 2001 года) Базельский комитет отказался от жесткого закрепления методики внутренней оценки, предложив более универсальный – усовершенствованный подход к оценке риска (advanced measurement approach). В рамках данного подхода банкам предложено самостоятельно разрабатывать методики, которые основываются на внутренней информации.
Окончательная редакция Базель-II принципиально не отвергает синтетических подход, который может быть реализован как внутренняя модель в рамках подхода усовершенствованного исчисления, однако не дает никаких конкретных рекомендаций на этот счет.
 
Пути реализации требований и рекомендаций Базельского комитета
 
По оценке журнала "FOW: derivatives intelligence for risk professional", в сентябре 2004 г. публиковавшего обзор готовности международного банковского сообщества к введению Базель-II в отношении операционных рисков, для Банков, рассматривающих требования Комитета с формальной точки зрения, шаги по реализации требований Соглашения понятны: деятельность Банка структурируется, на основе статистики потерь определяются коэффициенты покрытия капиталом и, собственно, обеспечивается соответствие капитала объему принимаемых рисков.
Вместе с тем, по сути, Базельские инициативы предполагают формирование эффективной системы управления операционными рисками, что ставит вопрос о реорганизации работы Банка в целях минимизации операционных рисков. К решению этой задачи единый подход банковского сообщества на данном этапе еще не сформирован, поскольку в настоящий момент крупнейшими участниками рынка в реализуются различные подходы.
 
Круг выявленных в обзоре проблем естественен для этапа становления системы управления новым видом риска: сложность его идентификации (т.е., в данном случае, отделения операционного риска от других видов рисков), методологические сложности количественного измерения риска, а также необходимость кардинальной перестройки управленческих структур, определяющаяся исторически сложившейся практикой разрозненного управления операционными рисками по отдельным направлениям деятельности.
 
В российском банковском сообществе складывается в целом аналогичная ситуация, с той разницей, что осознание как банками, так и регуляторами актуальности проблематики операционных рисков произошло несколько позже, и, соответственно, их практические и методологические разработки находятся на несколько более ранних этапах. Такая ситуация позволяет использовать международный опыт, однако здесь возникают проблемы с адекватностью перенимаемых моделей и подходов, поскольку для операционных рисков особенно существенны специфические структурные характеристики российского банковского бизнеса. При адаптации международного опыта, в частности, важно учитывать распространение принципиально иных организационных структур, систем принятия решений и делегирования полномочий, менталитета персонала и традиций делового оборота, отличия в нормативно-правовой системе и информационно-технологической инфраструктуре. Одновременно, с точки зрения рыночной конъюнктуры, российская специфика выражается в непосредственных отличиях в рыночной ситуации, как на уровне деталей операционной статистики, так и на уровне глобальной структуры рынка и общего системного уровня операционных рисков.


< Назад